amphre (amphre) wrote,
amphre
amphre

Александр Сааков в Галерее классической фотографии



В Галерее классической фотографии проходит выставка работ выдающегося советского фотографа Александра Саакова. В 27 лет он увлекся фотографией. И уже через три года получил золотую медаль Всесоюзной фотовыставки за портрет Жана Виллара. Его снимки публиковали лучшие издания в Советском Союзе и за рубежом. Он сотрудничал с информационными агентствами АПН и ТАСС. Трижды его творчество было представлено в альманахе «100 лучших фотографий Европы». Ему позировали многие выдающиеся современники: Святослав Рихтер, Арам Хачатурян, Владимир Высоцкий.

Вдохновение он черпал на улицах родного Тбилиси. Из книги «Тифлис Александра Саакова»:

Он отдался съемкам бурно, с присущими ему энергией и дотошностью. В поисках своих персонажей он исходил город вдоль и поперек. Не осталось, наверное, ни одного подвала и чердака, куда не ступила его нога.

Его донимали звезды эстрады и спорта, мечтая иметь портрет работы Саакова, а он отмахивался от них и целыми днями носился по городу, выискивая своих героев, или нянчился с каким-нибудь заболевшим шарманщиком, доставая ему дефицитные лекарства. Он стал своим в среде банщиков и духанщинков, сапожников и точильщиков. Его преисполняло чувство гордости, что он пользуется дружбой и расположением всех этих людей.

«Пачот и уважение, Алик-джан!» — приветствовали его последние кинто и карачогели, и в устах этих несколько надменных стариков, скептически посматривающих на новые поколения, это звучало высшей похвалой.

Профессионал не останавливается на достигнутом, ищет новые творческие приемы. Чтобы снимать то, что все, так, как никто, нужны опыт, смелость, наблюдательность и — талант. Из последнего интервью Александра Саакова:

Это было в спортивных репортажах. Удалось найти новый для того времени подход — эмоциональный спорт. Снимал не перипетии футбольных или хоккейных матчей, а переживания тренеров, запасных игроков. Конечно, нужно быть самонадеянным, чтобы проводить такие эксперименты... Идет выступление выдающейся гимнастки Ольги Корбут, фотожурналисты оттесняют друг друга с переднего плана, заносят фотокамеры над головами. И вдруг замечаю: в сторонке, вся сжалась в комок ее соперница — Любовь Бурда. Кусает губы, побелела вся. Я рискнул — щелкнул. Потом применил тот же маневр в отношении наблюдающей Корбут. После чемпионата Бурда поражалась «разоблачительным» кадрам: «Неужели я бываю такой?»

Фотографии представленной на выставке ретроспективы можно рассматривать по-разному. С одной стороны, перед нами летопись ушедшей эпохи. Живой взгляд влюбленного в свое дело фотографа уловил не только невероятные тбилисские типажи, но вместе с ними — душевность старого города. Она есть на снимках Саакова. Но она недоступна туристу, посетившему современный Тбилиси.

Ватный ряд
vatnyi_ryad_tn.jpg
Фото справа отсюда.

С другой стороны, работы Саакова — подробнейший учебник по композиции. Умело применяя богатый арсенал изобразительных средств фотографии, мастер придает потрясающую выразительность своим снимкам. Вот пример на равновесие («Солнечный день») — обратите внимание, как рифмуется форма стула и его тени с контурами старухи и собаки рядом. Вот — диагональ («Грузинский хлеб»). «Все в прошлом» — «говорящее» взаимодействие планов. Верхняя точка съемки во «Встрече с прекрасным» и в «Банщиках» заставляет нас улыбнуться. Ритм («Взгляды», «Одиночество»). Зеркало под ногами Высоцкого. Рамка вокруг головы Котэ Махарадзе... Конечно, к техническим приемам все не сводится. Но именно благодаря виртуозному владению ими фотограф делится с нами своим оригинальным видением.

К сожалению, как и многие представители творческой интеллигенции, Александр Сааков попал под влияние антисоветских мифов 90-х и 2000-х. Из статьи в АиФ:

В последние годы жизни Александр Сааков увлекся модным течением — арт-фотографией, которая выявила не только новую грань таланта мастера, но и обнажила его душу, его философию и жизненную позицию. «37» — так назвал он свою композицию, посвященную советским репрессиям. На фоне алого зарева — черные и красные полосы, в центре которых — изможденное, обезличенное лицо человека, а перед ним, извиваясь, как змея, размещена массивная цепь.

Но кто помнит сейчас эти работы? А вот шарманщика с трубкой на фоне Метехской скалы — знают, помнят и любят.

Выставка идет до конца недели. Настоятельно рекомендую успеть.

Солнечный день


Грузинский хлеб


Все в прошлом


Встреча с прекрасным


Банщики


Взгляды


Одиночество


Портрет на фоне Метехи


Лица


Владимир Высоцкий


Котэ Махарадзе


Четки


Tags: александр сааков, выставки, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment